+7(495)933-26-83

Приемная комиссия

+7(499)249-20-00

Приемная комиссия

+7(495) 782-34-34

Секретариат

Материалы по логотерапии

Главная

Выступление на конгрессе 2014 при вручении почетного профессора МИП

Имея за плечами более семи десятков лет  жизненного опыта, осмеливаюсь сказать: жизнь полна сюрпризов. Надо признать, сюрпризов не только приятных. Иногда на нашу долю выпадают неожиданные удары судьбы и тяжелые испытания. Но часто жизнь преподносит нам  невероятные предложения и совершенно неожиданные подарки – и, к сожалению, мы не всегда достаточно это ценим.  

 

   То, что я сегодня стою здесь, перед вами – как раз такой подарок. Я читала лекции и проводила семинары и тренинги в 53 университетах, но не в Московском институте. Мои книги были изданы на 17 языках, но среди них нет ни одной на русском. То, что слава о моем скромном труде в области логотерапии дошла до России, для меня действительно большой сюрприз.  

 

  Я хочу еще кое-что сказать о сюрпризах, которые преподносит нам жизнь: сюрпризам этим нужно быть открытым и быть готовым их принимать всегда, до глубокой старости. Как известно, страх перед новым, непривычным – это признак невротического расстройства. Привычное, знакомое, каждодневное внушает нам некое чувство безопасности, которой, в сущности, не существует. Привычное, знакомое – это то, в чем мы хорошо разбираемся, и на основании этого думаем, что можем управлять жизнью. Однако тем больше мы полагаемся на эту возможность управлять привычным, тем более шокирующими становятся для нас внезапные перемены и новые ситуации. Тем, кто открыт переменам, требующим переориентации и принятия, проще затем приспособиться, они реагируют более гибко, когда их ошеломляют сюрпризы нашей жизни.  

 

   Это одна из многочисленных стратегий логотерапии:  заранее обучить не давать неприятным сюрпризам себя парализовать и полностью подавить, а встречать их хотя бы с минимальной степенью невозмутимости. Как я обосновываю это? В философии Франкла такое важное место занимает весь диапазон человеческого бытия, что постижении этой философии последовательно прорабатываешь  все возможные моменты, связанные с неожиданными поворотами жизни, внутренне как бы заранее прокладывая себе пути, на которые будущее положит затем рельсы и стрелки. Если мы, например, изучаем высказывания Франкла о «трагической триаде» в человеческой жизни, то неизбежно и вплотную сталкиваемся с собственным страданием, собственной виной, собственной смертью; причем уже пережитое и то-что-еще-предстоит-пережить имагинативно друг от друга не отделены. Или ценностная триада: ты блаженно наслаждаешься плодами творчества, счастьем любви или гордишься своей смелостью, и в этот момент снова сужается пропасть между тем, что было и тем, что придет. Все – урожай, и не важно, растет ли он еще на поле или уже собран в житницы, - говоря словами Франкла из его известного сравнения. Да, логотерапия может снабдить нас инструментами для постоянного сбора урожая, что бы ни случилось, обучить нас правильному отношению к боли и дать нам способность бесконечно ценить  ниспосланные нам дары.

 

  И вот я стою сейчас перед вами, зрителями, но, прежде всего, перед теми, кто пригласил меня на этот замечательный праздник, и стараюсь выразить свою признательность. Разумеется, в своем  возрасте я вполне осознаю, насколько преходящи огни земных  празднеств, знаю, как относительны богатство, власть, престиж, слава, – они рассеиваются, как дым. Но сегодняшний праздник – это нечто особенное для меня, потому что праздник этот связан с людьми, которые много  для меня значат. А именно: своим триумфом я обязана, во-первых, своим текстам, и  во-вторых, моим ученикам. Без моих трудов и таких талантливых и верных учеников, как господин профессор Баттиани в Москве, никто бы не обратил на меня внимания. Кому же я обязана своими трудами и своими учениками?

 

   Моими литературными трудами я обязана господину профессору Франклу, который в 1978 году настоятельно порекомендовал мне изложить в книге мой тогдашний первый  практический опыт в логотерапии. Сама бы я не решилась тогда написать книгу, но он настаивал, и в буквальном смысле  в угоду ему появился мой  первый труд. Лед тронулся ... А как у меня появились мои прекрасные ученики и ученицы? Ими я обязана своему мужу, который 1985 году взял инициативу в свои руки и преодолел множество трудностей на пути создания нашего южнонемецкого института логотерапии в  Фюрстенфельдбруке под Мюнхеном. Я сама не решилась бы возглавить научный институт с психотерапевтическим амбулаторным отделением, но он верил в меня, и так, в результате нашей совместной работы возник институт, выпустивший потом более тысячи экспертов логотерапии. Поэтому сегодняшнее событие я хотела бы посвятить этим двум людям: профессору Франклу  и моему мужу. Они в очень значительной степени способствовали моему становлению как профессионала. Они были  для меня двумя маяками в штормовом море, благодаря которым кораблик моей жизни не перевернулся, не пошел ко дну, не затерялся в темноте.

 

   Мне очень жаль, что мой муж сейчас в больнице и не может быть с нами. Но я чувствую, что в мыслях он с нами, также стоит рядом со мной, как стоял всегда. Хочу проиллюстрировать это одним из бесчисленных его жестов:  когда я читала лекции в США или в Канаде, у моего мужа была  уникальная возможность выполнить несколько окружных полетов. У него были американские летные лицензии, и авиационный бензин был тогда доступнее, чем в Германии. Но он, страстный летчик, остался со мной в лекционном зале. Что касается профессора Франкла, то он создал трогающие до глубины души труды о духовном "быть вместе", "быть с тем, что нас интересует", "быть с людьми, которых мы любим", "быть вместе", которое хочет выразиться телесно, но не зависит от телесности, почему я легко могу себе представить, что и он именно каким-то образом находится среди нас.

 

Понимая, насколько важно оказать поддержку в нужный момент, я со своей стороны хочу попросить  ответственных сотрудников Московского института не давать сбить себя с толку возможными препятствиями или  противоположными течениями в психологии и  продолжить начатую интеграцию теории  Франкла в программу обучения. Это точно принесет большую пользу вам и вашим студентам.

 

   Думаю, я недалека от истины в своем предположении, что  Россия в последние десятилетия претерпела значительные изменения. Люди много пережили. Произошли огромные перемены. Греческое "panta rhei" (все течет) заключает в себе глубокую истину. Слова Франкла "у каждого времени свой невроз, и каждому времени требуется своя психотерапия" также очень глубоко правдивы. Только на протяжении своей собственной жизни я наблюдала у нас самые различные стадии.

Возможно, будет полезно, если я кратко их обозначу, причем я, разумеется, говорю только о своем окружении:

  • Сначала была нищета послевоенного времени. Я была ребенком, у и нас – как и у большинства – часто не было самого необходимого. Не было игрушек, не работало отопление зимой и т. д. Я помню, что мой дедушка однажды прошел с рюкзаком на спине через всю вену к полям на севере Дуная, потому что говорили, что там можно купить картошку. Когда он вечером вернулся без сил и с пустым рюкзаком, потому что опоздал, я слышала, как моя мать плакала. И все же это время я ощущала уют и защищенность. Люди держались вместе, помогали друг другу, и тогда существовали еще непреложные  ценности.
  • Потом началось благополучие 1950-х, и большая радость, связанная с этим. Так много радости я еще не видела в своем окружении. Я ходила в гимназию и была счастлива. Можно было купить себе книгу, новое платье и - o Боже! – получить в подарок велосипед! Это было как дурман, и закончилось как дурман.
  • Экономическое чудо 1960-х выбило нас из привычной колеи и разрушило все традиционные ценности. Волна сексуальной революции захлестнула нас, авторитеты были сброшены с пьедесталов, люди как с цепи сорвались. Каждый вдруг захотел самовыражаться, все равно за чей счет. Это было время моего студенчества, и меня захватили тенденции этого периода переворотов. Если бы я не встретила профессора Франкла, не знаю, в каком психологическом лабиринте я бы тогда заблудилась.
  • И вот, благополучие стало повсеместным, и радость погасла. В поздние 1970-е выросло новое поколение. Поколение "no-future", как они сами себя насмешливо называли. Их девиз был "Ноль желания делать что-либо". Поскольку я уже кое-что знала из области логотерапии, я распознала симптомы "экзистенциального вакуума", который очень распространился тогда и засасывал людей. У каждого была машина и квартира, было достаточно работы, были все свободы, которые только мог пожелать гражданин, была возможность устраивать фантастические путешествия в отпуск... и все больше становилось депрессий, суицидов, молодежи «под кайфом», наркозависимых, бессмысленного насилия и разрушения. Я уже работала психологом и постоянно встречала у моих пациентов ненужное, выдуманное самим человеком страдание, горе, которое они причиняли себе и другим исключительно по причине уныния, обиды, скуки, равнодушия, эгоизма. Если вспомнить крылатую фразу: "primum vivere, deinde philosophari", что означает простым языком "сначала еда, потом мораль", я могу сказать следующее: Если "жратвы" слишком много, морали уже не будет. Франкл, обладавший почти пророческим даром, еще до 2. Мировой войны, когда и мечтать не могли о роскоши и пресыщении жизненными благами, предсказал, что душе человека не пойдет на пользу, если у него в материальном плане все будет слишком хорошо.
  • Прогресс шагал вперед семимильными шагами, приобретая общемировой масштаб. С появлением технологии электронной обработки данных и глобализацией перед нами забрезжила новая эпоха. Внезапно все оказалось охваченным сетью, и в сытое благополучное существование изнеженных людей вторглись мировые проблемы. В конце прошлого столетия пришло осознание, что ресурсов становится все меньше. Работа и деньги «сьежились». Но сколь мало людей здесь ценили благополучие, столь же мало они были готовы и готовы сегодня от него отказаться. Их менталитет начал формироваться в направлении нашего современного общества. Надо усердно работать, чтобы обеспечить себе высокие жизненные стандарты, но у стресса тоже есть своя цена. Моббинг, зависть, конкурентная борьба, панические атаки, симптомы выгорания и перенапряжения – все это актуальные темы в психологии сегодня. И сюда еще добавляется желание отключиться перед телеэкраном, который все больше власти приобретает над душами зрителей. Экономический кризис, энергетический кризис, семейный кризис – столпы сегодняшней реальности. И сквозь них прорастает бесконечная тоска по покою, тишине, миру, умиротворению, по простой жизни вместо постоянной борьбы за существование как на рабочем месте, так в запутанных человеческих отношениях, каковыми эти отношения чаще всего сегодня являются. Я сама уже давно выбралась из стресса, я больше не работаю, живу уже 44 года в счастливом браке, у нас хорошие отношения с детьми, но я очень сочувствую своим более молодым современникам.

 

   На всех перечисленных мной этапах присутствовал вопрос смысла. Вопрос этот вспыхивает в нищете и в богатстве, в нужде и в изобилии. При внимательном изучении названных процессов вырисовывается тенденция, о которой давно подозревал Франкл и которую он объяснял потерей человеком традиций и инстинктов: в нашем цифровом столетии мы все больше предоставлены сами себе при поисках ответа на вопрос о смысле. Стало пугающе сложно составить себе мнение, которое можно хоть как-то подкрепить смыслом. Осмысленно ли выращивать генно-модифицированное зерно? Осмысленно ли доверять детей однополым партнерам? Осмысленно ли выдавать кредиты иностранным компаниям? Осмысленно ли оставлять в интернете личную информацию? Ежедневно перед нами разворачивается бесконечный список вопросов, на которые отдельный человек не в состоянии дать разумный ответ, потому что аргументы за и против уравновешивают друг друга. И средства массовой информации - доминирующий инструмент влияния на общественное мнение - в зависимости от экономической, политической и религиозной «окраски» заваливают его псевдоаргументами, на которые ему нечего возразить. Каждая телереклама скрыто пропагандирует «смысл» действий своих главных героев, и нужна большая моральная устойчивость, или лучше – воздержанность, чтобы, противостоять тонкой манипуляции. В России и других странах ситуация может быть несколько иной, но и там это скоро станет делом каждого человека – найти смысл в своей индивидуальной жизни перед лицом стольких течений и влияний и составить себе план действий в соответствии с этим смыслом. По результатам психологических исследований, мы сейчас переживаем эпоху "возрождения смысла жизни", что уже не удивляет, потому что смысл стал таким спорным, хрупким.

 

   Итак, что может нам дать учение Франкла, который уже сто лет открыл феномен смысла, в сегодняшний век резких перемен постмодернизма? Вы видите, я немного реверсирую тему конгресса. Я не волнуюсь за "будущее логотерапии", значимость логотерапии постоянно будет возрастать; но беспокойство вызывает "само будущее", почему и хочу поставить вопрос, какие перспективы припасла логотерапия для будущего? Ну, я скажу вам: в научной системе Франкла есть глубокие аспекты  надежды, которые сегодня как никогда актуальны. Я хотела бы упомянуть четыре из них, потому что они кажутся мне наиболее важными.

 

   Во-первых, это аспект, который называется совесть - "орган смысла" человека – который, правда ужасно медленно, но облагораживается культурным прогрессом. Мы - существа с такой короткой продолжительностью жизни, что не ощущаем этого. Но Франкл со своей прозорливостью обнаружил, что, кроме патологии духа времени, налицо, так сказать, мутации самосознания в больших масштабах, повторяющиеся в истории, и именно они подталкивают к развитию в позитивном направлении. Франкл приводит в пример феномен рабства, которое когда-то было легальным, но затем, по прошествии веков, стало презираться во всем мире. Такая же смута сейчас бурлит в сознании и представлениях людей, в особенности молодых, по всему земному шару. Вдохновленные современными средствами коммуникации, благодаря которым все стало несравнимо прозрачнее и яснее, чем прежде, все больше народов восстает против  диктатуры, коррупции, террора и тирании. К сожалению, такие массовые протесты крайне редко обходятся без применения оружия, что ни в коей мере не отвечает идее коллективного «восстания совести». И все же на горизонте виднеются уже проблески надежды, потому что бесчеловечным власть имущим все труднее становится подавлять и эксплуатировать своих подданных, растет противостояние и самосознание народов, и они борются за свободу, самоопределение и сохранение прав человека.

 

   Джозеф Фабри, давний друг профессора Франкла, однажды рассказывал о дискуссии, в которой Франкл обозначал совесть не только как интимнейший путеводитель для человека, но и как инструмент прогресса человечества. Франкл сказал  - цитирую: "В обществе, которое мирилось с каннибализмом или даже постулировало последний, только человек с высокоразвитой совестью  мог найти в себе силы восстать против общепринятых норм, которые вдалбливались и ему. И в то время, когда человек таким образом прислушивался к своей совести - совести, которая-то именно и осмеливалась отвергать каннибализм, он стал революционером. Может быть, он лишился жизни; но он расшевелил совесть других людей! И я думаю, этим путем идет прогресс человечества ...", - слова Франкла в разговоре с Фабри.

 

   Да, это блестящий пример, потому что он не подразумевает, что антиканнибал нападает на своих братьев и сестер, которые все еще являются каннибалами, или вообще истребляет их. "Революционер" в понимании Франкла миролюбив, он просто отказывается от того, чтобы самому унижать человеческое достоинство, и в экстренном случае готов к последствиям своего решения. Если же, соответственно этому, нарастающий сегодня протест народов против царящей несправедливости, против обнищания большинства при обогащении меньшинства соединился бы с грандиозными возможностями ненасильственного сопротивления, с добровольным отказом от власти по убеждению, тогда  действительно можно было говорить о масштабном прогрессе человечества. 

 

   Второй аспект надежды, на котором я хочу остановиться, это все возрастающая тоска  по безмятежности в ежедневной  суете. Уже двадцать лет назад выражение, "пора отдохнуть" вызывало ухмылку, однако сейчас оно вызывает значительный резонанс. С тех пор в головах многих витает мечта о  "тайм-ауте", который хочется позволить себе, если финансы хоть как-то позволяют. Основа ее – не всегда тенденции бегства. Просто возникло понимание, что хочется вылезти из печально известного колеса белки, что должен быть шанс geben уйти от постоянной сенсорной перегрузки и жить проще, но зато осознаннее и аутентичнее. Даже если это, как чаще всего случается, не удается, это еще интенсивнее визуализируется в сердцах многих людей, и затем приносит все больше плодов.   

 

   Профессор Франкл в одном своем выступлении по радио высказался за то, цитирую: «... человек снова научился на какое-то время, например, на выходные, уходить в пустыню – а пустыни есть рядом с нами, они есть везде. Может быть, это будет прогулка в горах или уединенная бухта. Там, по крайней мере, можно додумать свои мысли до конца» - говорит Франкл, которого уже в юности знали как человека, который додумывает все до конца.

 

   Да, размышления – Вы видите, есть не только двойственность чувств: чисто животные эмоции, такие как страх, ярость, вожделение и т. д и чувства, основой которых может быть только человеческое начало – восприятие ценностей, дружба, вдохновение, способность восхищаться искусством и достижениями науки, как описано в книге Франкла "Бессознательный бог". Нет, есть также двойственность мыслей: корковая деятельность мозга  в комбинации с интеллектом, памятью, логическим мышлением и т. д., и снова специфически человеческая сфера познания, интуиции и мудрости, где находит место нечто, превосходящее чистую физиологию -  осмысление.   

 

   Франкл был полностью прав: лишь в тишине, вдали от соблазнов, так сказать в личной «пустыне», можно спокойно подумать, додумать что-то до конца, можно прочувствовать, чего действительно хочешь и что должен, можно ясно рассмотреть то "прямо сейчас имеющее смысл", которому потом скажешь полное Да. Этот вид размышлений, однако, стал для большинства людей сегодня совершенно непривычным.

 

   Приведу простой пример. Свои первые десять книг я печатала еще на печатной машинке. Это было тяжело, потому что каждую страницу нужно было написать несколько раз, от черновика до окончательного, отточенного текста. Поскольку на печатной машинке очень сложно исправлять ошибки, тогда человек развивал в себе способность внутренне формулировать и запечатлевать целые абзацы в готовом для печати виде. Царил принцип: «Сначала думай, потом делай», что означает, сначала придумать предложение, чтобы его потом записать. Когда появились компьютеры, стало несравнимо удобнее, и никто не хочет отказываться от электронной обработки текста. Но принцип этот также перестал соблюдаться. Так как на компьютере можно все без проблем исправить, сдвинуть,  стереть и сформулировать заново, сегодня действует принцип: «Сначала делай, потом думай», то есть, сначала напечатать какое-нибудь невзвешенное предложение, а потом исправлять или отбраковывать напечатанное. При написании книги это, возможно, не страшно, но в жизни принцип ist "Сначала делай, потом думай" совершенно не рекомендуется, потому что так какое-нибудь непродуманный поступок, который уже нельзя исправить, превратится в бумеранг.

 

   В жизни также сегодняшнее поколение должно сохранить принцип «Сначала думай, потом делай» или же вернуться к этому принципу, а это получится тем легче, тем более человек приучен к регулярным вылазкам в личную пустыню, туда, где можно спокойно подумать и «додумать до конца». Где можно внутренне прийти к себе. Где можно услышать зов смысла этого часа. Конечно, этот обновляющий поход в пустыню требует определенных жертв, а именно: самоограничение, скромность. Тот, кто заполняет свое свободное время до отказа удовольствиями и развлекательными мероприятиями, шоппингом, серфингом, телефонными разговорами и иным отвлечением, ощущает себя в итоге так же, как и тот, кто заполонил квартиру вещами, которые ему совершенно не нужны: он захлебывается в переизбытке. Очищение от хлама, замедление и довольство немногим – это, напротив, именно те элементы, которые будут способствовать освобождению, сделают глубинные желания человека вполне выполнимыми, по крайней мере, в нашем западном обществе – и желания совсем иного рода, чем обещает исполнить вращающийся без остановки  барабан рекламы. Давайте поэтому надеяться на новую культуру раздумий – она могла бы помочь изменить облик Земли к лучшему.

 

   Упоминание компьютеров подводит нас к следующему аспекту надежды, который выкристаллизовывается вопреки всем дурным пророчествам в хаосе нашего времени. Человек создал себе третий мозг. В дополнение архаичного ствола мозга с автоматической и гомеостатической функцией регуляции и в дополнение к его крайне функциональной  моторной коре, новой коре (Neokortex), в распоряжении у homo sapiens теперь высокомощный компьютер; этот компьютер со своей огромной памятью и молниеносными поисковыми программами может дать информацию, к которой один человек, используя свои аналитические и исследовательские способности, не может получить доступ. Но при этом собранная компьютером информация  не замутнена эмоциями и предрассудками, как это происходит в случае с результатами работы человеческого мозга.

 

   Разумеется, все можно использовать во зло, как показывает опыт обращения с интернетом. Как емко Франкл выразил это в своих словах, что дело всегда не в технике а в духе, в котором она используется. Но, помимо злоупотреблений, этот «третий мозг» открывает человеку возможности, о которых он и не подозревал, посвящает в тайны бытия, которое нас окружает и частью которого мы являемся, помогает лучше понять реальность, познать ее.

 

   Каждый, кто работал с клиентами, ищущими совета, знает, как много зависит от адекватной оценки реальности. И не только потому, что неверное восприятие реальности сильно омрачает жизнь психотических пациентов. Также пациенты с невротическими заболеваниями страдают из-за своих не адекватных реальности страхов и кажущихся угрожающими периодов угасания «Я». Да, даже люди, которых можно охарактеризовать душевно здоровых, иногда совершают поступки, в их ситуации противоречащие здравому смыслу: например, делают долги, которые не в состоянии выплатить, потребляют вредные для них продукты, или  дают опрометчивые обещания. Случаи неверного восприятия реальности -  это деструктивные процессы, как правило, с плохим исходом. Историки, например, обнаружили, что обе ужасающих мировых войны прошлого столетия начались именно и единственно с неверной оценки реальности, и не только в верхних слоях руководящих органов, но и в широких слоях населения. По мере утверждения и укрепления идеологии, она теряет связь с реальностью.

 

   «Третий мозг» человечества, при правильном пользовании им, может помочь человеку корректнее оценивать реальность. С помощью «третьего мозга» удался эксперимент высадки машины на Марсе – и это только один из огромного количества подобных примеров. Для достижения такого успеха была проведена значительная работа, связанная с открытием и поиску возможностей применения законов физики. Самая ничтожная ошибка, к примеру, при расчете траектории полета, смогла стать причиной провала целого проекта. Разумеется, компьютер не в состоянии определить, имеет ли вообще смысл высадка на Марсе. Но если нам,  людям что-то представляется осмысленным, то компьютеры, при определенных обстоятельствах, могут подсказать нам, возможно ли реализовать тот или иной проект и как это сделать.

 

   Мы исходим из того, что в условиях заметно усложнившейся реальности нашего времени стало намного сложнее отличить нечто имеющее смысл от чего-то этому смыслу противоречащего. Никто и ничто не может отнять у нас саму задачу, она всегда остается в сфере ответственности человека. Но, поскольку степень сложности очень высока, все более усердно и продуктивно работающие машины  могут предоставить точнейшие данные по осуществляемости планов, возможности предсказать последствия наших действий, реально ожидаемым результатам значительного вмешательства человека в природу и т.д. Компьютеры могут служить поиску и нахождению смысла, отфильтровывая иллюзии и приводя мечты к общему знаменателю с их осуществимостью. Однако все это возможно лишь при условии, что машины именно будут «служить», то есть быть слугами, что человек будет главенствовать над ними, а не наоборот. Именно над этим  следует работать, и я думаю, что это самая большая и ответственная работа, которую предстоит выполнять молодому поколению: включать и выключать компьютеры; использовать их для задач, ориентированных на смысл, не давая себя подчинить и не поддаваясь на их соблазны. Если это удастся, то с помощью «третьего мозга», откроются действительно сказочные, многообещающие перспективы.

 

   Я хочу упомянуть еще четвертый аспект надежды. Процесс глобализации, вызывающей столько споров, приводящей наш дух в смятение, невозможно повернуть вспять. Напротив, все на этой Земле смешивается, и каждое событие оказывает влияние на другие события. Отдельная нация теперь больше не может «варить собственный суп»; другие нации добавляют в котел чужеродные ингредиенты, нравится это этой нации или нет. Можно жаловаться на это, протестовать, но мы из психотерапии хорошо знаем, что такие споры по своей сути неконструктивны. Конструктив всегда в творческом «Быть-За», в данном случае: быть за  земной шар, который стоит того, чтобы на нем жить. Высказывание Франкла «Мир не целен, но исцелим» приобрело особенную актуальность в наши дни. Что же может способствовать исцелению в эпоху неудержимого и все более тесного сближения народов, обусловленного самой этой эпохой?  

 

   Давайте задумаемся: Почему происходят такие трения между ближними и дальними соседями? Ответ: потому что они такие разные. Разные расы, различные системы мировоззрения, различные партии, разные желания и проблемы, разные возможности, разная история приспособления к совершенно разной среде обитания... бесконечные различия – как им здесь друг друга понять? И все же есть одна большая,  великая общность между ними, и именно благодаря профессору Франклу у нас есть не только неясное ощущение этой общности, но и точные слова для ее обозначения: каждый человек каждого народа – это духовная личность. Это - то единственное, основополагающее общее у нас всех. Это – то, что нас объединяет: духовность и связанные с ней свобода, ответственность, творческий потенциал и неосязаемое, но бесконечное личностное достоинство.

 

   Как бы странно это ни звучало, уже сам феномен глобализации способствует тому, чтобы мы могли охватить взглядом эту общность. Осознав, что у нас общая боль и общие радости, что все мы от них неотделимы -  приближающиеся мировые катастрофы, такие как изменение климата, затрагивают всех без исключения - в некоторых вещах у нас только у всех вместе все будет хорошо или плохо, мы вместе можем сформировать кредо, которое Франкл сформулировал уже несколько десятилетий назад: монантропизм. Вера в единое человечество, к которому мы все принадлежим. Вера, могущая преодолеть все различия, так сильно беспокоящие нас сегодня.

 

   Поэтому позвольте мне, одной из старейших учениц Франкла, подвести итог тому, что Франкл, предположительно произнес бы в качестве напутствия человеку  начавшегося 21 века, ищущему смысла. Скорее всего, он сказал бы: «Восстаньте! Восстаньте против постоянного причинения повсеместного вреда, оттачивайте свое чутье на восприятие истинных ценностей, стремитесь к толерантности и взаимному уважению – но откажитесь при этом от проявлений ответной агрессии и ярости». Франкл учил же нас, что плохие средства способны осквернить самую лучшую цель. В своей потрясающей пьесе он высказал призыв: «Мы не хотим снова и снова платить за несправедливость несправедливостью, за ненависть ненавистью и  за насилие насилием! Цепь .. цепь ... ее нужно наконец разорвать!», - оставив нам завещание, выразив его столь емко и проникновенно.

 

   Предположительно, далее он бы сказал: «Довольствуйтесь немногим, не давайте себя оглушить голосам сирен массового потребления и чаще устраивайте мини-паузы для ухода в личную пустыню.  Прислушивайтесь там к голосу трансценденции!» Франкл советовал нам, в эпоху, когда, кажется, 10 заповедей утратили силу, соблюдать 10.000 заповедей в 10.000 ситуациях нашей сложной жизни. Но как соблюдать 10.000 заповедей? Очень просто: они будут открываться одна за другой в тишине, и не в виде строгих приказов «сверху», а будут походить на нежный шепот самого преданного друга, который у нас есть, нашей совести.

 

   Возможно, Франкл продолжил бы так: «Вы фантастически овладели техникой, дающей вам невероятные возможности, но обращайтесь с ней осторожно!» Любой технике нужен контроль чего-то метатехнического, чтобы она не обернулась против своего изобретателя!». Франкл, как мы помним, на примере психотерапевтических техник пояснил, как они должны связываться с культурой и мудростью, и что даже культуры и мудрости недостаточно, если нет человечности; человечность, которая выделит технике  подобающее ей место и это место ограничит.

 

   Последнее предположение: Франкл сказал бы: "Никогда не забывайте, вы существа, которые принимают решения. Решения, чем вы будете в следующий миг. В силу вашего духовного потенциала вы – активные соавторы вашей судьбы. Являясь одним человечеством, вы – активные соавторы человеческой истории. Своими поступками вы пишете книгу истории, где ничего уже нельзя стереть, ни славные, ни ужасные деяния, но где еще перед вами неизвестное количество пустых, чистых страниц, которые в конце будут свидетельствовать о вас. Сделайте из этого эпос, достойный вас!» Я вспоминаю рассказанную Франклом историю о школьниках, сперва ссорившихся между собой во время поездки, но затем, когда их автобус застрял в болоте, они плечом к плечу стали сдвигать его с места, и все разногласия улетучились. Франкл подчеркивал, что ничего так не способствует миру, как полная отдача общему осмысленному делу. И, вероятно, он бы закончил словами: «Пусть эти школьники станут примером для вас! В мире достаточно ценного, и это ценное вы общими усилиями можете вытянуть из болота. Смело приступайте к работе, плечом к плечу, каждый со своим талантом, и «трагический оптимизм», который я пестовал на моем жизненном пути, на вашем пути пусть постепенно превратится  в - оправданный оптимизм!»

 

   Да, это нельзя выразить лучше, чем профессор Франкл, и мы благодарны ему за эти вдохновляющие слова; и я благодарю вас за внимание.